Жан-Мишель Вильмотт: «У русских сильный характер»|Jean-Michel Wilmotte : « Les Russes ont un caractère fort »

Автор: Надежда Сикорская, Париж - Женева, 29. 03. 2017 Просмотров:1556

Жан-Мишель Вильмотт (© Jean Grisoni)

В парижском архитекторском бюро Wilmotte et Associés работает около двухсот человек, ведущих одновременно около ста проектов на четырех континентах: одни разрабатываются, другие находятся в разгаре, третьи близятся к завершению. Большую часть своего времени сам Жан-Мишель проводит в самолетах. Узнав, что он на 24 часа заедет в Женеву, где его «подпись» стоит на бывшей вилле Ролана Пети в Колоньи и новом Центре искусств в Международной школе, мы решили не упустить возможности поговорить с ним о его последнем «русском» проекте. И не упустили.

Наша Газета:  Когда Вы решили стать архитектором?

Жан-Мишель Вильмотт: Лет в 14. Я мечтал реставрировать, восстанавливать прекрасные здания. Тогда мне казалось, что это очень свободная профессия!

А потом Ваше мнение изменилось?

Потом я столкнулся с реальностью, со всеми ограничениями, определяемыми и конкретным заказчиком, и современным обществом в целом. В первом случае это, конечно, бюджет, плюс личное видение и вкус. А во втором, например, экологические нормы, высокие требования к эзоляции - тридцать лет назад об этом никто не думал. Плюс современные технологии, пользоваться которыми стремятся - и справедливо! - все. Однако я не только не жалуюсь, а наоборот, считаю, что ограничения - это вызов для архитектора, они вынуждают проявлять гибкость и творческий подход, не поступаясь при этом собственными профессиональными принципами.

Россия занимает сегодня значительное место в Вашей профессиональной деятельности. А с чего все началось?

Как ни странно, первым моим русским проектом стали декорации к балету «Пиковая дама» в Большом театре, в постановке Ролана Пети. Это был и мой первый визит в Россию, как раз накануне закрытия театра на ремонт. За этим последовало приглашение оформить московский магазин Cartier. Тогда я познакомился с целым рядом людей, некоторые из которых занимали важные должности. Я начал получать другие предложения.



В 2013 году Вы выиграли конкурс «Большая Москва». А что с ним стало? Что-то о нем не слышно.

Этот проект – отражение стратегии московского правительства, претворяемой в жизнь поэтапно. «Большая Москва» - это огромное расширение города, на 170 тысяч гектаров. Мы же в нашем предложении сконцентрировали внимание на уже имеющихся, но неиспользуемых, заваленных металлоломом городских площадях – речь идет о десятках миллионах квадратных метров. Видимо, наш подход понравился.

Далее мы работали над проектом МКАД, призванным увеличить два опоясывающих Москву «кольца».  Что интересовало власти? Чтобы для попадания из одного аэропорта в другой автомобилистам не надо было пересекать город – это значительно облегчило бы перенасыщенный московский трафик.

Если я не ошибаюсь, сейчас вообще обсуждается возможность пересмотра всей инфраструктуры московского общественного транспорта.

Да, стоит задача сделать его более «гуманным» - чтобы люди не тратили по два часа на дорогу на работу, чтобы он как-то сочетался с окружающей природой, с архитектурой.

Занимаетесь ли Вы в рамках проекта «Большая Москва» каким-то конкретным участком?

Нам предстоит работать над реставрацией Курского вокзала – самого активного в Москве, ежедневно через него проходят около 800 тысяч пассажиров. Будет еще несколько проектов, которые пока находятся на стадии развития.



Совсем недавно было объявлено о решении, уже утвержденном президентом Путиным, снести многочисленные старые жилые дома, знаменитые пятиэтажки. Как Вы это прокомментируете?

Некоторые из них объективно уродливы, так что и снести не жалко. Остальные можно отремонтировать. Но вообще, мне кажется, президент Путин прав – пора перевернуть страницу.  Прав он и в стремлении переселить людей, но оставить их в городе – не стоит превращать Москву в пустыню, как Санкт-Петербург.

Ваше имя упоминается также в связи с реставрацией Европейского университета в Санкт-Петербурге, располагающегося в историческом здании Мраморного дворца. Как там продвигаются дела?

Проект готов к запуску. Совсем недавно мы встречались по этому поводу с ректором университета. Осталось утрясти некоторые административные детали.



Ваши проекты на интересующей меня территории не ограничиваются Россией. Вы работали в Баку, в Киеве…

Совершенно верно. В Баку, очень красивом городе, к Европейским играм 2015 года мы сделали экопарк, который должен был «обрасти» жилыми кварталами. Я думаю, это будет со временем сделано, но пока в проекте взята пауза – из-за падения цен на нефть градостроительная активность немного уменьшилась.

Похожая ситуация в Киеве – много проектов находятся «в ожидании». Например, реставрация «Арсенала».

Думаю, я не ошибусь, если скажу, что самый крупный «русский проект», с которым сейчас ассоциируется Ваше имя, это открытый прошлой осенью в Париже Русский культурно-духовный, или православный, центр. Возможно, Вы знаете, что отношение к этой постройке в России не однозначное, как и к роли церкви в современном российском обществе. Вас это как-то касается?

Тут затронут вопрос геополитики. Не просто так Россия, в разгар практически новой холодной войны, выстраивает в центре Парижа такое здание, ставшее неотъемлемой частью ландшафта французской столицы. Понятно, что для России этот проект имел большое значение. Но удивительно, как положительно к нему отнеслись сами французы.

Разве? Мне казалось, что это был довольно долгий процесс, в котором оказались задействованными два президента Франции и маленькая армия министров.

Нет-нет, разрешение на строительство было получено за три месяца. А теперь, когда проект завершен, я получаю от парижан массу комплиментов. Мне жаль, что президент Путин не приехал на открытие – президент Олланд повел себя тогда не самым элегантным образом.



Многие находят, что это сооружение, прозванное «бункер с куполами», отражает суть сегодняшней российской власти – слияние ФСБ и церкви.

В Париже никто об этом не задумывался.

Но Вы-то, знающий Россию, не могли не задумываться?

На мой взгляд, это элегантный след России в Париже, очень красивое место. Парижан больше интересует эстетическая сторона, чем религиозная. Мне кажется, здание отлично вписалось в парижскую архитектуру, при строительстве использовались местные материалы, а пять матовых золотых куполов – да, это православный символ, к которому все относятся с уважением. Я не вижу никакой связи между властью и церковью. Россия просто удачно воспользовалась подходящим моментом – в Париже нужна была православная церковь, наравне с церковью американской, с мечетью и так далее.

Но в Париже уже есть русская церковь – на рю Дарю.

Она слишком маленькая! На набережной Сены расположены Институт Арабского мира, Дом Японии, множество других организаций. Русский центр занял среди них достойное место – как посольство русской культуры. Никаких протестов со стороны жителей Парижа не было.

Критика в адрес нового Центра связана еще и с тем, что, по мнению некоторых, у России есть более приоритетные проекты, требующие столь крупных финансовых вложений – особенно в момент финансового кризиса, связанного с санкциями.

Проект был начат до введения санкций. Но то, что он был доведен до конца, только доказывает, какой у русских сильный характер. Некоторые из наших партнеров оказались в «черном списке», но отнеслись к этому спокойно, мы нашли другие возможности общаться. А что касается расходов – это капля по сравнению с тем, что было потрачено на Олимпийские игры в Сочи. Да и вообще, в масштабах России – это ерунда!



В начале нашей беседы мы говорили о свободе в профессии архитектора. Насколько свободны Вы были при реализации этого проекта? Насколько «вмешивался» заказчик?

Я был свободен. Единственное наше разногласие было связано с тем, что я запланировал одну деталь – стеклянные купола, - которая, как выяснилось, не соответствовала канонам православия. Мы заменили их на золотые, и проблема была решена.

Я как раз хотела Вас спросить: построить здание с религиозной, духовной коннотацией – не то же самое, что просто жилой дом. Удели ли Вы время изучению истории православия, его архитектурных традиций?

Да, конечно. Вообще, я интересовался историей православия еще до того, как был объявлен этот конкурс, а два года назад даже прошел по Москве на Пасху с Крестным ходом. Я видел, какие эмоции вызывала эта процессия у людей.

Но матовые купола – как раз не в традициях русских церквей.

Я знаю, это я их выбрал. Купола сделаны из смеси 24-каратного золота и палладиума, который и придает им матовость. И элегантность. Такие купола на православном храме – премьера. Этот материал был сделал в том же ателье, где был сооружен знаменитый «солнечный самолет» Бертрана Пикара.

Судя по всему, сами Вы результатом довольны?

Очень. И надеюсь, что в этом здании всегда будут люди.

От редакции: В настоящее время Жан-Мишель Вильмотт работает над проектом роскошного жилого комплекса на острове Маврикий, о котором вы сможете прочитать в следующем выпуске нашего печатного приложения – кстати, сейчас самое время на него подписаться!

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.03
CHF-EUR 0.87
CHF-RUB 58.56
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
воскресенье, 22 октября 2017 года

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Кому проще найти работу в Швейцарии?

В третьем квартале количество вакансий в Швейцарии увеличилось на 6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сильнее всего спрос растет на специалистов в области информационных технологий.
Всего просмотров: 1,067

Цюрихский бунт

100 лет назад в Цюрихе демонстрация в поддержку Русской революции привела к беспорядкам. Во время ноябрьского путча, который длился три дня, погибли четыре человека.
Всего просмотров: 970

Раскол в приходе Крестовоздвиженского собора в Женеве

К сожалению, приходское собрание, состоявшееся 15 октября, не принесло мира и не помогло преодолеть противостояние между двумя группировками прихожан.
Всего просмотров: 804

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Женева распродает автомобильные номера

Кантональная служба транспортных средств вынесла на аукцион необычные регистрационные знаки. Раз, два, три, продано!
Всего просмотров: 1,631

Троцкий в Швейцарии. Настоящий и фальшивый

En continuation du thème de la révolution de 1917 nous vous proposons un récit d’un épisode moins connu de la vie d’un de ses leaders qui a été par la suite « dévoré » par elle, à l’instar de ses camarades français.
Всего просмотров: 659

Раскол в приходе Крестовоздвиженского собора в Женеве

К сожалению, приходское собрание, состоявшееся 15 октября, не принесло мира и не помогло преодолеть противостояние между двумя группировками прихожан.
Всего просмотров: 804
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top