Лада Умштеттер: «Мой случай – показатель того, что система работает»|Lada Umstätter : « Mon cas est la preuve que le système fonctionne »

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 8. 11. 2017 Просмотров:1332

Лада Умштеттер на новом рабочем месте (© Nashagazeta.ch)

Лада Умштеттер родилась в Москве, окончила исторический факультет (отделение истории и теории изобразительного искусства) МГУ им. Ломоносова со специализацией по истории западного искусства. В 2003 г. защитила кандидатскую диссертацию в Государственном институте искусствознания, темой ее исследования было «Французское религиозное искусство первой половины 20 века. Церковь Нотр-Дам-де-Тут-Грас в Асси». Позже защитила докторскую диссертацию по швейцарскому искусству ХХ века в Женевском университете, где преподавала в течении семи лет на кафедре истории искусства XIX-XX вв. Работала на телевидении (автор и ведущий литературной молодежной программы), в музеях в Москве, Женеве, Париже и Провиденсе (США); в качестве приглашенного специалиста занималась исследованиями в Иерусалиме, Вашингтоне и Берлине. Куратор многих выставок, автор статей и книг по истории искусства 20 века. С 2007 года и до самого последнего времени – директор музея изобразительных искусств Ла Шо-де-Фона (Швейцария).

Наша Газета.ch: Давайте начнем с понятия карьерного роста. Ваш случай – выдающийся: иностранка, сделавшая карьеру в госструктурах, да еще в области, где вакансии вообще крайне редки.

Вы правы. В течение десяти лет, проведенных в Ла Шо-де-Фоне, я регулярно ловила себя на мысли, что происходит что-то нереальное, что такого не может быть, что я проснусь – и все. Но с другой стороны, мой случай – это показатель того, что система работает. К сожалению, многие, включая и наших соотечественников, в это не верят и даже не пытаются подать свои кандидатуры на интересующие их посты, будучи уверены, что их не возьмут. Или, наоборот, подают не думая, не готовясь, на авось.

Вы думаете, это связано с неуверенностью в себе или с вдолбленной в нас уверенностью в том, что без блата ничего не бывает?

И с тем, и с другим! Но прежде всего - это привычка к коррумпированной системе. Понятно, что и в Швейцарии есть «человеческий фактор»: звонки, дружеские рекомендации, просьбы и так далее. Но разница с другими странами, включая России, существует. Можно представить себе, что здесь, при наличии двух равноценных кандидатов, предпочтение будет отдано тому, у кого есть дополнительная «поддержка». Но на работу в музее сотрудника банка, не имеющего нужной квалификации, не возьмут ни при каких обстоятельствах. Протекция непрофессионалу не поможет, особенно в государственных или муниципальных структурах, ведь если возьмут непригодного сотрудника, это сразу станет всем видно – посыплются письма, жалобы, публикации в прессе. В какой-то степени такая прозрачность защищает соответствующие структуры от блатных, позволяет им не брать их на работу – все равно не продержаться.

Работать в структуре, подчиняющейся муниципалитету Женевы, - большая честь: статус функционера, можно проработать до пенсии, быть уволенным довольно сложно. Но при этом у меня, например, испытательный срок сейчас – два года, несмотря на объективно солидный послужной список. В течение этих двух лет меня могут уволить в любой момент, не особо вдаваясь в объяснение причин. Два года – достаточный срок, чтобы понять, на своем ли человек месте.

В Ла Шо-де-Фоне Вы были директором музея. Казалось бы, верх желаний в вашей профессии. Однако Вы рискнули вновь принять участие в конкурсе, пойти на изменение жизни, мало того – согласились на вторую позицию, ведь в женевском Музее истории и искусства над Вами есть директор. Что Вас подтолкнуло? Королевство стало мало?

Наверно, главная причина в том, что мне не интересно, когда все сделано: я люблю вызовы, люблю добиваться новых поставленных целей. В Музее Ла Шо-де-Фона я очень много сделала и очень многому научилась, но в какой-то момент поняла, что достигнут определенный предел. Конечно, можно было на этом успокоиться и спокойно жить, но я решила, что 45 лет – это момент, когда уже накоплен опыт, но еще есть силы для новых свершений. При этом я долго сомневалась и в итоге подала документы без пяти двенадцать ночи последнего дня их приема. А потом уже включаешься в процесс… Что же касается начальства, то в Ла Шо-де-Фоне моим непосредственным начальником был министр культуры города, сейчас – глава женевской музейной структуры. Начальники есть всегда!

Так вышло, что все этапы этого процесса я дистанционно проходила вместе с Вами, внимательно следя за развитием событий. Так что могу засвидетельствовать, что процесс был долгим и мучительным! А Вы как оцениваете его теперь, оглядываясь назад? Был ли он справедливым?

Думаю, да! И я говорю это не просто потому, что в итоге выбрали меня. Серия интервью с самыми разными людьми, которую надо было пройти, - это не просто встречи для галочки. Каждый раз новый собеседник добавляет штрих к «портрету» будущей должности, позволяя лучше понять, что ждут от вас и на что можете рассчитывать вы сами.

Меня очень подкупила серьезность, с которой отнеслись к отборочному процессу все его участники. На каждой стадии – а дело длилось больше года – меня информировали, что происходит, когда и кем будет принято то или иное решение, делились сомнениями и пожеланиями. Для меня такое понимание ситуации было крайне важным и повышало мою заинтересованность в предстоящей работе, позволяя еще до назначения «заглянуть за кулисы».

Особо хочу отметить мое собеседование с министром культуры Женевы Сами Канааном, который очень откровенно перечислил все проблемы, которые ожидали меня в случае назначения на должность. Но не чтобы запугать, а чтобы представить реальную ситуацию. В завершение встречи он пообещал мне поддержку по всем проблемным пунктам, сказав: «Мы будем за Вами». Он совершенно не обязан был это делать, и признаюсь, это было для меня решающим моментом, так как я поняла, что мне есть, на кого рассчитывать.

Каковы принципиальные различия в работе в Ла Шо-де-Фоне и в Женеве? Как ситуация со свободой действий?

Женевский музей – один из крупнейших музеев Швейцарии, с многотысячной коллекцией произведений искусства. Но это еще и музей истории, что требует особого подхода. Я не могла отказать себе в удовольствии начать работать в иных условиях, с иным масштабом, бюджетом, с новой командой.

Свобода действий у меня огромная. Под моим началом немало народу, позиция у меня высокая. При этом группа, работающая над конкретным проектом, всегда небольшая, ты не видишь, что происходит во всей структуре. Да, в Ла Шо-де-Фоне я была, что называется, сама себе хозяйка – хочу картину перевешиваю, хочу пол подметаю. Я делала практически все! Здесь же есть одна служба занимается прессой, другая – маркетингом и спонсорами, третья – логистикой. Все они слаженно работают.

Приведу почти анекдотический пример. К моему выходу на работу был подготовлен кабинет. Не все мне понравилось, и я немного поменяла расстановку мебели на свой вкус. У моих коллег был шок: почему человек на моей должности сам двигает мебель?!

К этому надо привыкнуть и научиться делегировать!

Не будем кривить душой – за Музеем истории и искусства, при всей его богатой коллекции, прочно сохранилась репутация скучного музея, очередей сюда не наблюдается. Как с этим бороться?

Очень просто: надо быть креативным, любить то, что ты делаешь и хотеть поделиться этой любовью с другими. Я знаю, что в музее у меня много единомышленников, так что моя задача – их объединить и вместе двигаться вперед. Действительно, в последние годы работы, связанные с реконструкцией музея, отодвинули на второй план чисто экспозиционную деятельность, которую нужно как можно быстрее возродить и активизировать. Идей масса!

Что стоит в списке Ваших первоочередных задач в новой должности?

Первый огромный проект – это полная перевеска картин во всех тридцати гигантских залах изобразительного искусства. Постараемся справиться с этим за год, что не очень реально. Какой в этом смысл? Сменявшие друг друга кураторы, меняя развеску, выражали свой взгляд на коллекцию, это самостоятельная искусствоведческая работа. На мой взгляд, в нынешней развеске отсутствует последовательность, она слишком эклектична, нет гармонии. И посетитель, придя в музей, теряется, вместо того, чтобы иметь возможность сразу увидеть самое важное.

А что Вы считаете самым важным в коллекции музея?

Мне сложно сказать, ведь коллекция, которой занимаюсь я, то есть живопись и скульптура, - это более восьми тысяч произведений от XIV века до наших дней. Я бы отметила собрание фламандского искусства, малых голландцев, удивительную коллекцию, позволяющую проследить всю историю пейзажа и включающую шедевры швейцарцев Ходлера и Валлотона. Прекрасно представлен портрет, от гигантских репрезентативных портретов английской знати до миниатюрных изображений швейцарской буржуазии – влияние протестантизма отразилось и здесь! Все это мы ходим наглядно разъяснить через новую развеску, подчеркивая существующие связи, смешивая школы…. Задача осложняется тем, что это надо делать, не закрывая залы!

В выставках, подготовленных Вами в Музее изобразительных искусств Ла Шо-де-Фона, нет-нет, да прослеживался «русский след»: достаточно назвать экспозиции, посвященные Блезу Сандрару, московскому коллективу AES+F и побившую все рекорды посещаемости «Утопию повседневности». Можем ли мы надеяться, что тенденция продолжится и в Женеве?

Безусловно, ведь невозможно предать свои корни и отказаться от большого пласта накопленных знаний. Все, что связано с Россией, меня интересует, хотя это и не совсем моя область: я специалист по швейцарскому искусству, так что «русский след» - скорее мое хобби. При этом я думаю над уже несколькими крупными «русскими» проектами, которые мы обязательно осуществим, но хочу проводить и менее эпохальные акции – например, организовывать экскурсии на русском языке, создать кружки. Надеюсь, Наша Газета поддержит это начинание.




 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.85
CHF-RUB 60.14
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
пятница, 15 декабря 2017 года

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Николай Луганский: «В музыке не бывает проигравших»

Программа двух концертов Российского Национального Оркестра под управлением Михаила Плетнева будет полностью состоять из русской музыки – Рахманинов и Скрябин. Вопреки правилам устроителя турне, программы Классический Культурный процент MIGROS, и за пультом оркестра, и за роялем окажутся соотечественники – в солисты приглашен Народный артист России Николай Луганский, с которым мы заблаговременно встретились.
Всего просмотров: 1,453

Швейцарцы не спешат на работу в SWISS

В рекламном видеоролике SWISS подчеркивается «швейцарскость» авиакомпании, однако в ее штате работает все больше иностранцев. Более 60% пилотов, принятых на работу за последние три года – граждане других государств, в первую очередь, немцы и австрийцы, пишет газета Tribune de Genève.
Всего просмотров: 862

Брат и сестра Хачатрян выступят в Женеве

Этот концерт, который пройдет в Виктория-холле 24 ноября, организован ассоциацией AVETIS. Говорят, обещал быть сам Шарль Азнавур!
Всего просмотров: 819

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Как в Швейцарии отреагировали на «архив райских островов»?

Как отреагировали те, чьи имена упоминаются в «архиве райских островов»? И какие действия предпримут власти после публикации журналистских расследований?
Всего просмотров: 555

Православные vs. православные

Фото - Наша газета В преддверии 150-летия женевского Крестовоздвиженского собора обсуждение вопроса о необходимости и методах его реставрации дошло до судебного разбирательства между несколькими местными православными организациями.
Всего просмотров: 2,493

Швейцарская страховка от несчастных случаев празднует 100-летие

Фото - Наша газета Символ солидарности между работодателями и трудящимися, национальная компания страхования от несчастных случаев Suva родилась в эпоху классовых противостояний и стала одной из самых эффективных социальных страховок сегодня.
Всего просмотров: 3,324
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top