Изабель Эберхардт – женевское детство русской искательницы приключений. Часть 2.|Isabelle Eberhardt : l’enfance genevoise d’une aventurière russe. 2ème partie.

Автор: Наталья Беглова, Женева, 21. 03. 2018 Просмотров:1245

Одна из улиц Женевы носит имя Изабель Эберхардт. Предполагают, что где-то здесь находилась вилла «Фандт», где она родилась

В 1883 году старший брат Николай убегает из дома, записывается в Иностранный легион и отправляется в Алжир. Именно тогда, в шесть лет, Изабель впервые услышала об Алжире, стране, которая станет ее второй родиной. Из Алжира Николай находит способ вернуться в Россию и в семью уже не вернется. Это было огромным ударом для Натальи Николаевны, очень любившей сына.
 
В 1887 году – новая драма. На вилле появляется молодой человек, некий Александр Перес, исповедующий социал-демократические идеи. Старшая сестра Изабель, Натали, влюбляется в него и, поскольку родители были против ее столь раннего брака, убегает из дома. Когда Наталья Николаевна обращается в полицию с просьбой о помощи, Перес прибегает к весьма низкой системе обороны, заявив, что помог бежать Натали из дома, дабы помочь ей избежать дальнейших домогательств ее воспитателя. Таким образом, Трофимовский из обвиняющего превратился в обвиняемого. Начинаются долгие разбирательства. Перес, который возвратился с Натали в Женеву, устраивает постоянные скандалы, угрожает Наталье Николаевне и Трофимовскому, пытается вломиться в их дом. А главное - он пишет на них совершенно невероятные доносы в полицию, обвиняя Трофимовского и в посягательстве на честь воспитанницы, и в присвоении ее денег.

Наталья Николаевна вынуждена была несколько раз обращаться лично к мэру Вернье с просьбой защитить ее от нападок и оскорблений молодого человека. Когда же в сопровождении мэра Вернье Трофимовский явился на заседание гражданского суда Женевы, Александр Перес совершил и вовсе отвратительный поступок, граничащий с преступлением: он воткнул иглу, смазанную ядовитым веществом, в лавку, на которой должен был сидеть Трофимовский. Тот сел, и отравление имело неприятные последствия для его здоровья. После этого происшествия Александра Переса хоть и не посадили в тюрьму, но предупредили: если он не оставит в покое мадам Мёрдер и членов ее семьи, это произойдет.

Чего добивался Александр Перес, когда писал доносы? Скорее всего, таким образом он пытался выслужиться перед все той же женевской полицией, у которой до этого был на весьма плохом счету. Интересно, что ему это удалось, и впоследствии молодой человек сделал весьма неплохую карьеру, заняв приличный пост в одном из крупных женевских банков.

Первой жертвой скандала, разразившегося на вилле «Нёв», стала Изабель. Соседи-швейцарцы, и без того с большим недоверием и даже подозрением относившиеся к этому странному русскому семейству, прекращают с ним всякие отношения. Детям, с которыми дружила Изабель, запрещается отныне приходить к ней. Все это не могло не травмировать Изабель, у которой и так почти не было друзей, ведь она не ходила в школу – Трофимовский сам занимался ее образованием, и делал это успешно.

Жизнь на вилле становится все более замкнутой. Здоровье Натальи Николаевны, уже давно оставлявшее желать лучшего, было окончательно подорвано. Все, кто видел ее в тот период, отмечали крайнюю бледность, изможденность. В докладах полиции все чаще можно встретить сообщения о том, что Наталья Николаевна «никогда не выходит, постоянно болеет». Правда, чем болеет Наталья Николаевна, не очень понятно. Скорее всего, у нее проблемы с сердцем или же нервное истощение. Трофимовский выходит за пределы виллы тоже лишь в случае крайней необходимости. Про Трофимовского один агент пишет: «Почти не выходит, занимается столярным делом, строительством, ухаживает за садом и постоянно работает». Воистину странные эти русские, живущие на вилле «Нёв»!

В 1888 году случилось новое потрясение: Августин, любимый брат Изабель, исчез из дома. Оказалось, что он задолжал приличную сумму денег некоему торговцу антиквариатом, а Трофимовский оплатить долг отказался. Августин, которого антиквар грозился засадить за долги в тюрьму, решил бежать. Семья обратилась в полицию, и в скором времени беглеца отыскали и вернули в отчий дом. На сей раз вопрос с его долгом был улажен, но в очередной раз Наталье Николаевне и Трофимовскому пришлось иметь дело с полицией. Это будет не последний побег Августина из отчего дома.

Чем занималась Изабель те шесть лет, что прошли с момента того первого его побега до следующего эпизода, потрясшего семейные основы в 1894 году?

Она изучала языки и читала, читала, читала. Романы, мемуары, стихи, журнальные статьи. Трофимовский не ограничивал ее в выборе книг, которые покупались в большом количестве: сохранилось немало квитанций, свидетельствующих о регулярных визитах в женевский книжный магазин Георг и Ко. (Georg et Cie), имевший свое издательство. В 1874 году этот магазин получил почетное название «Книжного магазина Университета». Это было популярное место встреч студентов всех национальностей. Изабель и Августин часто бывали здесь. К сожалению, книжного магазина больше нет, хотя издательство продолжает существовать.


Кругозор интересов Изабель поражает. Девушка методично записывала все то, что покупала для чтения и занятий: название, имя автора и стоимость заказанной книги. Судя по этим записям, скорее можно назвать авторов, которых она не читала, чем тех, кого прочла. Романы Золя здесь соседствуют с драмами Шекспира, философские трактаты Шопенгауэра с книгой «Коран, его поэзия и законы», учебник арабской грамматики в двух томах с исследованием, посвященным сельскому хозяйству Алжира. И множество учебников, пособий, словарей. Невероятно, что все это возможно прочитать и изучить одному человеку!

Но особенно любила девушка книги, местом действия которых были неизвестные ей страны. Изабель зачитывалась книгами Пьера Лоти, создателя жанра колониального романа, и стремилась подражать героям его книг.

В 1894 году, после шести лет относительно примерной жизни Августин вдруг вновь исчезает, в очередной раз скрываясь от проблем. Он надеялся добраться до Алжира, но из-за отсутствия денег застрял в Марселе, где его отыскали и уговорили вернуться. Трофимовский в очередной раз сумел урегулировать проблемы приемного сына, но предупредил, что это в последний раз. Он просит Изабель всерьез переговорить с братом и предупредить его, что своим поведением он убивает мать, для которой этот последний из сыновей был самым любимым.

Не чает души в Августине и Изабель. Ей семнадцать лет, брат на шесть лет старше, но именно она командует Августином, к которому испытывает, по ее признанию, «странную привязанность». Они и раньше были дружны, но сейчас их не разлить водой. Изабель, у которой все сильнее развивается интерес к арабскому Востоку, заражает своей страстью брата, заставляет и его выучить арабский язык.

В 1895 году – очередной, третий, побег Августина. Сначала он скрывается недалеко от Женевы, во французском городке Аннеси, затем перебирается в Марсель и записывается во французский Иностранный легион.

Можно встретить утверждения, что он попал под влияние радикально настроенной русской молодежи, которая организовывала оказание помощи сосланным в Сибирь революционерам. На самом деле, Августин опять запутался в долгах, не на шутку увлекшись наркотиками. Изабель нашла в бумагах брата письмо владельцу одной из женевских аптек, которое не оставляло сомнений в том, что аптекарь поставлял брату опиум или кокаин, а возможно и то, и другое.

Изабель в отчаянии: «Ты сошел с ума… Ты не понимаешь, что отныне погиб…Что ты наделал, господи, что ты наделал!» - вот лейтмотив ее писем к брату. Целый месяц она никому не рассказывает о причинах побега Августина, о его пагубном пристрастии. Она всячески пытается разузнать, что же произошло и где точно находится брат. Вся ее жизнь этого периода подчинена одному: спасти Августина, помочь ему всеми правдами и неправдами.  Изабель удается связаться с французским моряком Эдуардом Вивикорси, который, как она выяснила, имеет сведения об Августине и может передавать ему письма. От Вивикорси она получает подтверждение, что брат действительно вступил в ряды легионеров и находится в Алжире. Для того, чтобы войти в доверие к этому моряку, она придумывает целую легенду: ее зовут Николай Подолинский (один из любимых псевдонимов Изабель раннего периода), она также матрос русского корабля «Звезда», с борта которого сошла во Владивостоке, получила три месяца отпуска и теперь проводит их в Швейцарии. Она знакома с Августином и теперь хочет возобновить с ним переписку. В этом вся Изабель: придумать целую историю, чтобы получить возможность переписываться с братом!

Она забрасывает Августина письмами. Если их почитать, то невольно появятся сомнения: так ли уж неправы те, кто не верит в простую братскую любовь между братом и сестрой. Вот лейтмотив писем: «Схожу с ума от отчаяния», «Бедный мой любимый, что ты наделал!», «Господи, Господи, что мне делать?» А вот концовка лишь одного из ее писем того периода: «Прощай, прощай, прощай, мой любимый брат, мой милый, мой обожаемый, прощай мой брат, мое сокровище, прощай навсегда. О боже мой, о, сердце мое. Прощай милый, милый, милый…». Интересно, что письма к брату она часто подписывает Мириам. Впоследствии это имя также станет ее псевдонимом.

Что это – экзальтация, до сих пор несвойственная Изабель, или все же нечто большее? Не надо забывать, что Изабель и Августин были не родными братом и сестрой, а сводными. Не опасаясь за свою репутацию, не задумываясь о том, что могут сказать или подумать другие, Изабель все время отсутствия Августина продолжает писать ему. А ведь она отдавала себе отчет в том, что ее письма проходят не только через руки друзей. У нее было уже достаточно примеров, подтверждавших, что женевская полиция не гнушается перлюстрацией почты. Но таковой была Изабель уже в свои семнадцать лет – пылкой, откровенной, независимой! Такой она и останется на всю жизнь. Ничто – ни препятствия, ни осуждение света, ни порицание родных, ни, тем более, мнение чуждых ей людей не будут иметь значения при принятии решений. И очень рано она поймет, что хочет жить отнюдь не в городе на берегах Лемана.

Еще в детстве Изабель поняла, что судьбой ей уготованы странствия: «Совсем маленькой, глядя на простиравшиеся передо мной дороги, я мечтала о путешествиях; влюбленная в сменяющие друг друга горизонты, в еще не изведанные дали, я останусь кочевницей навсегда».

Оказавшись в странах Магриба, она не устоит перед «перед грустным великолепием Сахары», поселится здесь, будет, как и мечтала, кочевать и одновременно, занимаясь журналистикой и литературным трудом, пытаться заставить людей, никогда здесь не бывавших, полюбить эти багровые при закате и белоснежные под луной песчаные просторы, наполнявшие ее саму «меланхолией и очарованием».

Путешественница, журналистка, военный корреспондент, писательница – она так много успела сделать за свою короткую жизнь, оборвавшуюся в 27 лет! Утонуть в пустыне… Согласитесь, невероятно…
   
Редакция благодарит Наталью Беглову за предоставленные уникальные фотографии.

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.02
CHF-EUR 0.83
CHF-RUB 63.24

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Швейцарская антионкологическая "родинка"

Группа исследователей Федеральной политехнической школы Цюриха (ETHZ) разработала имплантат, позволяющий обнаружить четыре наиболее распространенных онкологических заболевания на ранней стадии.
Всего просмотров: 1,215

Дети-бумеранги: семейная идиллия по-швейцарски

Как складываются отношения швейцарцев с их взрослыми детьми? Почему дети порой возвращаются в отчий дом? К чему это приводит? Об этом – в нашей статье.
Всего просмотров: 1,211

«Все виолончели мира» на фестивале в Базеле

Иван Монигетти, известный музыкант российского происхождения и профессор Базельской музыкальной академии, решил отметить свое надвигающееся 70-летие сбором друзей.
Всего просмотров: 1,038

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарская антионкологическая "родинка"

Группа исследователей Федеральной политехнической школы Цюриха (ETHZ) разработала имплантат, позволяющий обнаружить четыре наиболее распространенных онкологических заболевания на ранней стадии.
Всего просмотров: 1,215

Пейзаж года 2018: аббатства и монастыри Фрибурга

Приз «Пейзаж года» присуждает Швейцарский Фонд защиты и обустройства пейзажей (FP). В своем коммюнике Фонд приветствует местные усилия в сфере гармоничного развития фрибургских пейзажей. Их важной составляющей по сей день являются кресты, часовни, соборы, аббатства и монастыри.
Всего просмотров: 592

Двенадцать выходцев из СССР в списке самых богатых людей Швейцарии

Самые богатые люди Швейцарии, рейтинг которых ежегодно составляет экономический журнал Bilan, по-прежнему не бедствуют. Среди 300 миллионеров и миллиардеров, попавших в список, на этот раз оказалось двенадцать выходцев из бывшего СССР – на 2 человека больше, чем в прошлом году.
Всего просмотров: 19,070
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top